Французская пресса

Россия – интервенционная сила в Сирии

Склад боеприпасов армии Асада, захваченный повстанцами 16/06/2013 (архив)
Склад боеприпасов армии Асада, захваченный повстанцами 16/06/2013 (архив) REUTERS/Nour Fourat

Почему Путин хочет, чтобы сирийский конфликт продолжался как можно дольше и чтобы западные страны и страны Персидского залива в него не вмешивались? На этот вопрос отвечает в «Фигаро» политолог Мари Мандрас.

Реклама

Понадобилось почти два года кровопролития, ста тысяч человеческих жертв и многочисленных дипломатических унижений, чтобы правительства наших демократий публично признали, что Россия не хочет окончания сирийского конфликта. Нашу нерешительность питают иллюзии, что хозяин Кремля все-таки поймет, что сирийский конфликт не может продолжаться вечно. Запад останавливает жесткость и жестокость Москвы – считает французский политолог.

Почему Путин вооружает и защищает обреченный режим? С 2011 года российские руководители объявили свою позицию, которой и придерживаются. Москва заявила и продолжает повторять, что повстанцы - террористы, угроза безопасности Сирии и всего региона. «Россия не будет мириться с вмешательством извне в суверенное государство. Поставляя Асаду вооружения, Россия выполняет подписанные договоры. Запад и Саудовская Аравия толкают регион в объятия исламизма».

Надо быть карьерным постсоветским дипломатом, как Сергей Лавров, и бывшим офицером КГБ, как Владимир Путин, чтобы делать такие заявления. Мари Мандрас напоминает, что российским оружием люди Башара Асада убивают мирное население.

Сирийская ситуация и подход к ней российских властей напоминают политологу вторую Чеченскую войну, закончившуюся установлением «мерзкого» режима Рустама Кадырова в 2004 году. Российское телевидение показывает «зверства исламистских экстремистов» в Сирии, сильно напоминающие «зверства чеченских террористов» в 2001-2003 годах.

Бомбардировки и чистки, которые проводит армия Башара Асада, оправдываются тем, что сирийское государство атакуют сирийские и прибывшие из-за границы экстремисты при поддержке внешних сил. По мнению политолога, в Сирии наступательной силой, в сущности, является Россия. И это она кричит о дисбалансе сил, когда Запад подымает вопрос о поставке вооружений повстанцам.

Российский президент, возможно, не рассчитывал на такую «живучесть» дамасского режима даже с помощью российского оружия. Весной 2012 года казалось, что повстанцы близки к победе. Кремлевские эксперты и стратеги готовились к падению Асада и хаосу, который за ним последует. Даже изучался вопрос эвакуации россиян и некоторых сирийских высокопоставленных «служителей» режима.

Тогда Путин мог надавить на Башара Асада, но он это сделать отказался. Сюрпризом для Москвы стало «укрепление», казалось, уже «раздавленного режима» за счет роста насилия и перехода за установленную Западом «красную черту» (применение газа «Зарин», участие в военных действиях ливанской Хесболлы, блокаж гуманитарной помощи, попытки переноса сирийскго конфликта на чужую территорию).

Такая живучесть режима Башара Асада позволила Москве почувствовать силу своего «нет» в Совете Безопасности ООН. Отказ прекратить поставки вооружений сирийскому диктатору тоже с этим связан. Придерживаться избранной позиции в сирийском конфликте Москве помогает также «несогласованность» Запада и стран Персидского залива.

Опыт Ирака и Афганистана сдерживает Обаму от военного вмешательства. Дуэт Россия-Китай ведет свою игру в ООН. Путин не отступает он своего плана – ничего не уступать и продолжать поставку вооружений. Москва не может допустить победы Запада и Саудовской Аравии над двумя своими союзниками в регионе – Сирией и Ираном, к тому же на российского президента сильное впечатление произвело падение тунисского, египетского и ливийского диктаторов.

После выборов 2011-2012 российский президент оказался перед лицом серьезного недовольства в своей стране, однако его внешняя политика пока не критикуется. Политолог относит это на счет недостаточной информации российских СМИ по Сирии и Ирану.

Расчет Москвы – по мнению Мари Мандрас – прост: сирийский конфликт надо «протянуть» как можно дольше. Кремль считает, что уход сирийского диктатора должен обойтись Западу дорого. В успехе Кремля французский политолог сомневается. Правда, сомневается она и в успехе Запада – взять под свой контроль важный стратегический регион слишком много желающих.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями