Французский эксперт о версиях крушения A321: «Если ИГИЛ блефует, я очень удивлюсь»

Еще несколько дней назад версия о бомбе на борту российского самолета А321 казалась неубедительной.
Еще несколько дней назад версия о бомбе на борту российского самолета А321 казалась неубедительной. REUTERS/Marina Lystseva

Технические неполадки или теракт? Еще несколько дней назад версия о бомбе на борту российского самолета А321 казалась неубедительной. Однако сейчас о том, что причиной крушения авиалайнера мог стать теракт, заговорили власти Великобритании и высокопоставленные источники в американских спецслужбах. Ален Родье (Alain Rodier), бывший офицер французской разведки и глава департамента по изучению вопросов терроризма во французском Исследовательском центре разведки (СF2R), в интервью RFI объясняет, почему версию о теракте стоит воспринимать всерьез.

Реклама

Ален Родье о версиях крушения A321: «Если ИГИЛ блефует, я очень удивлюсь»

RFI: Кажется ли вам убедительной версия о бомбе на борту A321?

Ален Родье, бывший офицер французский разведки и глава департамента по изучению вопросов терроризма во французском Исследовательском центре разведки (СF2R).
Ален Родье, бывший офицер французский разведки и глава департамента по изучению вопросов терроризма во французском Исследовательском центре разведки (СF2R). TV Libertés

Ален Родье: Нужно относиться к этой информации с осторожностью. Пока все утверждают, что не располагают доказательствами того, что на борту была бомба. Однако к этой версии все больше и больше склоняются. Меня это не удивляет. С самого начала некоторое количество экспертов указывали на то, «Исламское государство» взяло на себя ответственность за теракт, и обычно эта организация говорит о том, что делает, и делает то, о чем говорит.

То есть вы не верите в то, что ИГИЛ блефует?

Меня бы это удивило. В любом случае, то, что происходит сейчас, и так выглядит удивительно. Получается, что либо «Исламское государство» врет и следствие сможет доказать, что это ложь. В таком случае это будет поразительно и заставит нас по-другому рассматривать заявления со стороны ИГИЛ, которые могут последовать. Но если они не врут, и у них действительно получилось (устроить теракт), — это указывает на изменение стратегии внутри ИГИЛ, которая раньше скорее напоминала партизанскую войну, будь-то в Сирии, Ираке или в египетском «Вилаяте Синай».

Если информация о теракте подтвердится, будет ли это означать, что отныне ИГИЛ достаточно оперативен для того, чтобы устраивать подобные атаки?

Что касается технической возможности подкладывать бомбы, то такие возможности у ИГИЛ уже и так были. Боевики не раз подрывали египетских военных на Синае и устроили теракт в Каире (в июле 2015 года «Исламское государство» взяло на себя ответственность за теракт у консульства Италии в египетской столице. — RFI). Сегодня опасения вызывает инфильтрация персонала в различных учреждениях, таких, например, как аэропорт Шарм-эль-Шейха. Потому что иметь в руках бомбу, это одно дело. Другое дело — пронести ее на борт. И здесь не стоит давать уроков египетским властям. Такая ситуация возможна в других аэропортах, в которых нет такой системы контроля, как в США или Израиле.

Однако в случае крушения А321 можно задать себе вопрос о мерах безопасности в аэропорту Шарм-эль-Шейха. По-вашему, египетские власти действительно всерьез ведут борьбу с терроризмом?

Да, потому что они потеряли десятки военных и чиновников во время последних терактов. Напомню, что в январе 2014 года джихадистами был сбит вертолет, а в этом году боевики выпустили ракету по египетскому военному кораблю. Кроме того, были теракты и в этом туристическом регионе, в Шарм-эль-Шейхе и в Табе. Разумеется, египетские власти крайне озабочены происходящим. Их сдержанная реакция по поводу версии теракта на борту A321 понятна. Ведь если теракт окажется правдой, это подтвердит, что принимаемых ими мер недостаточно, а с этим они не могут смириться.

В Кремле версию о взрыве на борту A321 назвали «спекуляцией». Чем вы объясняете осторожность со стороны российских властей?

Разумеется, России невыгодно, чтобы это оказался теракт. Это, конечно, связано с российским участием в войне в Сирии. До сегодняшнего дня население России не высказывалось ни за, ни против этой кампании. Но если версия о теракте подтвердится, то люди могут выйти на улицы против войны в Сирии, а этого Путин точно не хочет.

Если версия о бомбе на борту подтвердится, это изменит что-нибудь в методах борьбы международной коалиции против ИГИЛ?

Конечно. Это изменит все в той мере, что тогда мы поймем, что, как я уже объяснял, стратегия ИГИЛ изменилась и стала стратегией террористического наступления. «Аль-Каида» тоже неоднократно пыталась устраивать теракты в самолетах, но ей это не удалось. Речь здесь идет о некотором соперничестве между двумя этим террористическими организациями. Если это подтвердится, то для нашего будущего это очень тревожно. Это значит, что надо будет продолжать усиливать и без того уже крайне серьезные меры безопасности.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями